Компас на себя

Так интересно и удивительно открывать новые грани своего Я, находить то, что нравится именно мне, не для кого-то делать, а для себя.

Я будто бы и не знала никогда как это, жить с компасом, повёрнутым на себя.

Каждый день становится свободнее, легче и проще во всем. Не надо соответствовать каким-то ожиданиям, не надо соблюдать этикет с теми, кому понятно только матом, не надо быть какой-то другой.
Очень быстро мир меняется на тех, кто готов к совместности и тех, кто настолько напичкан внутренними запретами, что я просто невозможное «фи» или фу», ну или просто что-то очень непонятное, а оттого и часто, многими отвергаемое...

Сейчас на отвержение я смотрю иначе, я меньше ранюсь.

Я понимаю, что есть различия между отказом, невниманием, просьбой подождать и отвержением. Раньше любое мгновенное и безоговорочное неодобрение моих импульсов выносило меня в травму. И конечно же, вызывало огромную душевную боль, сопровождаемой аффектом агрессии, отчаянья и бессилия.

Сейчас иначе, если человек отвергает меня тотально, всю,- нам не по пути. Если это часть наших отношений, где граница различий в потребностях, интересах, возможностях и невозможностях, -значит мы отдельные и мы сейчас так рядом. И там и там бонус, в первом случае можно не прорастать связями и сразу поставить точки над i, менее болезненно проживая разрыв. Во втором, сразу есть возможность искренней встречи.

Мои дети

Понимаю, как залечиваю свои раны в отношениях с моими детьми.

Говорю им там, где я была оставлена в тишине.
Обнимаю тогда, когда я так нуждалась во взрослых руках.
Объясняю то, что не проговаривали и разъясняли мне.

И в эти моменты вижу нелинейность времени, а его многомерность.
Будто реальность расслаивается и есть я с детьми сейчас и есть я с собой маленькой.

Удивительно стать опорной и зрелой взрослой для своего внутреннего ребёнка.

Додать то, что в дефиците. Принять в том, чем отвергали. Дать границы там, где их не существовало, а значит и опоры в этом мире.

Я раньше не понимала, как это. Читала тонны книг, училась, сотни часов терапии...

А в один момент, это случилось.

В минуту моего внутреннего саморастерзания из-за очередного события, появился ещё голос в этом диалоге и сказал: «Так бывает, ты хорошая, просто устала».

И напряжение ушло.

Считается, что прошлое не изменить.
События нет, себя в нем да...

И исцелить!

Художница Кэти Берггрен

В отношениях с мужчинами

Дышу другим воздухом в пространстве между мной и мужчинами.
Мне стало свободно, интересно и легко.

Сделав важный шаг в терапии, и перейдя через несколько лет к мужчине терапевту, я смогла встретиться со всей глубиной своей травмы в отношениях с папой, в отношениях со всеми мужчинами...

Я рыдала почти каждую встречу на протяжении нескольких лет, сейчас бывает, редко.
У меня появилось больше нежности, доверия, интереса, свободы и тепла.

В отношениях с терапевтом, в отношениях со всем другим миром мужчин.

Я будто вытрясла в терапии весь свой мешок боли, разочарования, злости, отчаяния и одиночества, и вытрясла его мужчине. А этот мужчина признал все мои чувства и не отверг меня, остался.

Он дал мне возможность быть с мужчиной самой собой, открытой, уязвимой, слабой, испуганной, злой, кроткой, соблазняющей или убегающей.

Разной...

Он дал возможность рыдать в него от невыносимости переживаний, он дал возможность опереться на его спину, он дал возможность сидеть на ручках, уткнувшись в плечо и молчать. Молчать о многом или ни о чём...

Он дал, а я рискнула приблизиться к нему и взять...

Когда признают твою боль, искренне и по-настоящему через самого себя, раны начинают затягиваться.

Моя начала. Теперь воздух в отношениях с мужчинами стал разряжен от напряжения моих прошлых страданий, я не вымещаю то, что адресовано другим.

Я вношу в него себя,- женщину, маму, коллегу, друга.

Нравятся ли мне мужчины?

Определённо!

И я вижу, что это у нас взаимно;)

Фотограф Zmeiy

Моя тревога

Одна из приобретённых ценностей моих последних лет, это разрешение себе отпустить ожидание чего-то лучшего и начать приспосабливаться к тому, что есть.
Были периоды, когда меня много лет сопровождали панические атаки, были моменты тотального отчаяния и бессилия.
И последние годы моей глубинной проработки тревоги и страхов.

Я думала, почему я в этом... почему, когда другие живут и наслаждаются жизнью, я в своём аду. Каждый день я просыпалась в тревоге, которая била меня мелкой дрожью, и ощущением, что я иду по линии обстрела на войне. И так изо дня в день, больше или меньше, но постоянно.
В какой-то момент, постоянная тревога стала моим верным спутником и я выстраивала в своей голове сотни механизмов, чтобы избегать или компенсировать силу ее воздействия. Какое-то время это помогало, потом ресурсы кончились и все обвалилось, как карточный домик.

Тогда я встретилась с моей реальностью. Точнее тем, как я ее воспринимаю и как в ней живу.

Последние несколько лет я работаю над этой темой в терапии. Шаг за шагом, меняя выстроенные и протоптанные дорожки нейронных связей, в моей голове.
Строю новые, адаптивные, относящиеся ко мне и реальной жизни.
И сейчас, в такой сложный период, я как никогда вижу результат.
Я могу ждать, я могу наблюдать, я могу выбирать оставаться, бежать или замереть. Я научилась быстро приспосабливаться и находить себе жизнь, даже там, где раньше и не искала.
Благодарна ли я своему пути, да. Благодарна и людям, которые со мной шли в этом.
Возможно, моя прошлая жизнь все это время готовила меня к этому периоду страха, угрозы и неопределённости.
И если так, все не зря.
Лишний раз в этом убеждаюсь и бесконечно благодарю Создателя за все, что он мне даёт на моем личном пути.

Фотограф Кэти Джой Кроуфорд

Об отношениях

Просить,- значит в чём-то нуждаться, а значит быть слабым и уязвимым.
С такой установкой в голове, я жила до своего знакомства с психологией.

Просить ещё опасно тем, что будешь же должным потом.
В моей картине мира, вообще не было понимания, что если просишь и человек это делает, то это его выбор, а не способ потом тобой манипулировать.

Я не понимала, как это возможно.

Я жила так, я выполняла просьбы людей, и как мне казалось, просто так.

Не просто, я ждала отдачи. Причём молча. Человек об этой сделке, даже не подозревал.

А я ждала. И если это не случалось, я обижалась, обесценивала и рвала все связи. Либо не рвала и пыталась манипулировать близкими, получая в ответ агрессию и отвержение.

Я ждала от них того, в чем так нуждалась в детстве. Я спасала их для того, чтобы они стали сильными, взрослыми, опорными и ,наконец, напитали мои детские нужды и пустоты.

Но этого не получалось.

Такой опыт приносил мне много боли и разочарования.

Но я не умела иначе. Я не осознавала для чего мне так строить отношения с другими.

Сейчас это кажется таким простым и естественным.
Просить постоянно, быть нуждающейся и уязвимой. Быть обычным человеком, который нуждается в другом.

Откликаться на просьбы, если я реально имею ресурсы на это или желание, спокойно отказывать, когда не хочу.
Также спокойно принимать эту позицию у других.

В меня вошло понимание, что любовь это не жертва, требующая за неё воздаяния. Как учили меня в детстве.

Это выбор свободно звучать с другим свою особенную мелодию, не в надрыв, чтобы задохнуться, а с удовольствием вдыхая и выдыхая ноты.

Терапия ради отношений, а не ради результата

После стольких лет личной терапии, дозрела до терапии ради отношений, а не ради результата.

Эта возможность сформировалась не сразу, как и осознание того, что все, что разрывает душу и психику в отношениях, в них же и исцеляется.
Только вот отношения нужны стабильные, безопасные, терапевтические. Тогда они будут целительны.

Да, захотела оставаться в этих отношениях, ради самих отношений. Мне захотелось по-настоящему присутствовать в них, чувствовать совместность и с интересом предвкушать, что же она мне принесёт.

Я наконец позволила себе снять ношу «хорошей девочки» и перестать «пахать» на результат: в терапии, в материнстве, в отношениях, в личной практике, чтобы наконец-то «хорошую девочку» жизнь заметила, оценила и наградила счастьем.

Не награждает, проверено!

А многолетняя пытка над собой, как раз таки наградила, только совсем противоположным результатом.

Вспоминаю, когда я кончилась, то была уже на дне. На дне своего личного ада.

Сгорела почти дотла... но смогла возродиться и осмыслила все!
Подкопила ресурсы на изменение.

Сейчас выбираю в отношениях быть!
Открытой, честной, неудобной, отдельной и, громко заявляющей, «я есть»!
Просто быть собой, не для результата и оценки, не для, назначенной кем-то роли или функции.

Для себя, а потом уже для другого...

Фотограф Джордж Дигалакис

(no subject)

Помню момент, когда начала слышать своего внутреннего тирана.
Голос внутри,- унижающий, обесценивающий, отвергающий все мои чувства и потребности.

Помню этот момент и тот, когда я не только услышала его, но и смогла сказать,- «стоп, со мной так нельзя».

Сказать самой себе.

Это было поворотным моментом. Началом больших внутренних изменений в сторону психологического, да что говорить, и физического тоже, здоровья.

Внутри меня выросла та часть, в которой я так нуждалась в детстве, - принимающий, понимающий и уважающий границы и потребности ребёнка, взрослый.

Она выросла в терапии, иначе не происходит.

И я работаю над этим до сих пор, потому что скатиться на привычные способы реагирования, особенно в моменты истощения, очень легко. Причём в отношении и себя и других.

Но, даже при этом уже есть возможность осознать, что вообще сейчас происходит, что я с собой делаю? Зачем мне это, почему это произошло?

И остановить насилие над собой.

На эти процессы внутренних психологических изменений, уходят годы.

У меня ушли годы.

А клиенты приходят и хотят изменений за один единственный час.

Фотограф Энрике Пелаэс

(no subject)

Когда умирают родители, ты уже не спрячешься за их спинами перед вечностью.
Вы с ней теперь лицом к лицу.

Будто зияет огромная дыра космоса и ветер дует тебе из неё прямо в сердце.
Теперь ты стала взрослой, во всех смыслах.

И жизнь не будет спрашивать тебя, готова ты или нет. Она просто течёт рекой дней дальше, а твоя задача научиться брать ответственность за то, как ты в ней плывешь.

Я проживала ужас, дикий ужас, когда осознала, что мои тылы пусты.
Холод вечности проходил по позвоночнику мурашками и меня трясло и мотало, без ощущения опоры.
Я не могла стоять, мои ноги подкашивались и хотелось просто упасть и уже не вставать.

Все мое нутро ломало от этого понимания, поэтому я сопротивлялась несщадно, много много лет избегая, любой глубины в отношении смерти родителей.

Но все что всеми силами удерживается, рано или поздно прорвётся.

И оно прорвалось, поток был настолько мощный, что меня почти полностью переломал. Я не плакала в терапии, в группах,- нет, я выла, кричала, задыхалась и рыдала так, что меня от боли рвало....

Каждый раз влётая в эту боль, я думала, что уже не вынырну с этой глубины никогда. Но рядом были люди, тёплые, живые и в моменте со мной, каждой клеткой проживая, мою боль рядом.

Я живу, дорогие!

И я смотрю вечности в лицо, уже иначе. С принятием и осознанием, я продолжаю!

Фотограф Хенгки Коентжоро